Александр Пресняков: «На войне я был как все»

10:24 19.10
Ключевые слова:
Рейтинг новости:
Почетный гражданин Феодосии, Герой Советского Союза Александр Пресняков 14 октября отпраздновал свой 90-летний юбилей.
При встрече с «Кафой» Александр Васильевич рассказал, что у него еще много планов, касающихся общественной жизни и творчества. - Вы постоянно принимаете участие в городских мероприятиях, проводите беседы со школьниками. Это не тяжело? - Нет, не тяжело, а с большим удовольствием! Особенно в техникуме, уже раза три выступал – они меня часто приглашают. А сейчас хотят по-другому сделать, не общей кучей детей собирать, а по классам проводить встречи. Я сказал, что мне это не трудно. Язык у мен пока работает, в голове тоже вроде все в порядке – крыша не поехала (смеется). - О чем вы рассказываете школьникам? - Тем много. Во-первых, военная, она особенно мальчиков интересует, много вопросов задают. Во-вторых, то, что у нас творится в Украине и в мире. Когда наступил этот кризис, он, по сути, охватил весь земной шар и все социальные слои, поэтому считаю нужным говорить об этом с детьми, чтобы они тоже были в курсе происходящего. Я коротко им объясню, что да как. И чтобы они понимали, в какое врем мы живем, а самое главное – говорю о перспективе, что их может ждать. Образно выражаясь, говорю так: у кого папа с мамой имеет толстые кошельки, те работой будут обеспеченны, а у кого в кошельках пусто – с работой будет не густо. Примеры привожу, знаю обстановку безработицы, даже в городе. У меня есть мои стихотворения, читаю им. Стихи ни короткие, слушают их всегда очень внимательно. Прозу свою не читаю – она длинная и детям может быть скучно. Во всяком случае, пока на прием школьников и студентов техникума жаловаться не могу. Особенно меня удивил техникум. Когда пришел в первый раз, была потрясающа встреча, меня встретили как родного, уже конечно прожившего, и хватившего лиха и всего прочего… Почувствовал в этом коллективе духовную близость. - Слышала, что вы пишите книгу, о чем она? - Одну книгу я уже написал, называется – «Над волнами Балтики». Она была впервые издана в 1969 году. Расходилась очень успешно, понравилась публике. В этой книге описываются события с первого дня войны и до последнего, когда прокатился стихийный салют в связи с победой. А сейчас я пишу книгу, где описываю события с первого мирного дня. Вообще, у меня была задумка описать в ней события до 1987- 90-х – это начало развала. А затем взяться за третью книгу – это развал. Но передумал, сделаю две книги. Сейчас я по повествованию где-то в 70-х годах. Быстро закончу, а затем в эпилоге сделаю «развал». Пишу, то, что было – правду, объективно, с упоминанием фамилий и заслуг каждого. - Какие перспективы у этой книги? - Где-то дней 20 назад здесь отдыхал секретарь Союза российских писателей. Мы с ним познакомились, и он мне оказал одну услугу. Дело в том, что мой правнук в интернете обнаружил мою повесть – «Над волнами Балтики» – полностью напечатанную. Как? Кто ее опубликовал? Без моего согласия… Я даже не знаю, что они там написали. Так вот этот самый мой новый знакомый помог все выяснить: это какая-то фирма решила заработать денег, не на той литературе, что сейчас продается, а на мемуарной. Они считали, что меня уже нет. Но я жив и возмущен. И даже если бы не был жив, у мен есть родственники и наследники. В общем, они через него попросили прощении, а он им рассказал, что я готовлю к изданию вторую книгу, поэтому целесообразно сразу выпускать две книги. И они, насколько я понял, не хотят финансово компенсировать то, что уже сделали, но обязуются переиздать первую и издать вторую книгу. С меня ни копейки не возьмут, а наоборот. Скоро специально поеду в Москву, чтобы решить все организационные вопросы. - За что вы получили звание Героя Советского Союза? - А я и сам не знаю. Дело в том, что на войне я был как все. Может быть, немножечко лучше других. Если говорить откровенно, я очень способный летчик, особенно в сложных условиях. Все время был разведчиком погоды, летал при любых условиях, когда многие старики сидели на скамейке – им не доверяли. Я старался воевать. Есть такое мудрое правило на войне – от заданий не отказывайся, на задания не напрашивайся. Мне летать приходилось часто – 370 вылетов. Что делал? Бомбил, торпедировал, ставил мины и летал на разведку. В 44 году мне было присвоено звание Героя Советского Союза, потому что к этому времени у меня уже было потоплено четыре транспорта, два сторожевых корабля и один тральщик. Ну что же, я был доволен (улыбается). Я служил в особом полку – I гвардейский минно-торпедный авиационный полк военно-воздушных сил Балтийского флота. Он в 1941 году в ночь на 8 августа первым бомбил Берлин. Это морской полк, но ему доверили это дело. Вначале, почти два года мы действовали не на море, а на суше, потому что первыми ударами немцы вывели почти всю нашу сухопутную авиацию, а морская осталась. И, собственно, на нас легла задача поддержка пехоты. А потом уже, когда восстановилась наша сухопутная авиация, мы преступили к морским задачам – это уже в конце 42-го и до конца войны. Мы, наш общий полк, утопил за время войны около 300 кораблей. Только в нашем полку, а это единственный полк такой в Вооруженных силах, звание Героя Советского Союза было присвоено 33 летчикам и штурманам. Из них, вы знаете у нас есть Челноковский массив, дважды Герой Советского Союза Челноков – это наш летчик. - Как вы относитесь к тому, что вам поставили памятник? - Вообще-то памятник мне не положен. По закону памятник, бюст можно устанавливать на родине, при получении дважды Героя Советского Союза. Но Шайдеров принял решение поставить не только мне, а всем феодосийцам, а меня ведь числят феодосийцем – я уже пол века здесь живу. И вот я попал в их число. Но возражать, я не возражал. Там увековечили героев не только этой войны, но и героев Крымской войны, поэтому у меня оснований для того, чтобы протестовать не было. - Вы давно живете в Феодосии. Как она менялась, нравятся ли вам эти перемены? - Я жил в Крыму с пятилетнего возраста. Моя сестра Аня болела туберкулезом и каждый год ездила на лето в Крым в санаторий. Ее привозила сюда мама, она брала и меня. Так продолжалось три года. Мы жили на южном берегу. Уже после войны снова попал в Крым, но не в Феодосию. А здесь у меня был друг, он служил в центре, которым я потом командовал. Я дважды посещал Феодосию после войны – в 49-м и 50-м году – приезжали в гости к другу. Она тогда была разрушена, много еще было не восстановлено. Вид был не очень. А потом я сюда уже попал в 1967 году. Был назначен начальником филиала государственного научно-испытательного авиационного института им. Чкалова. Ну что вам сказать, во-первых, многое было залатано, но город был грязным, не зеленым, много пыли. Лето жаркое, трава сразу выгорает уже в конце апреля – в начале мая, а дальше пыльная земля, ветер. Восторга город не вызывал. Но постепенно он, как говорится, приходил в себя. Водопровод, новые районы – Крымская, Челноки и так далее. Стали относиться серьезнее к цветоводству. Но все это делалось из-под палки и не весьма активно. Когда пришел Шайдеров – мы с ним дружили, умный человек был, природой одарен – он тогда сделал упор на курорт, а для этого надо было привести в порядок город. Вот с того момента Феодосия стала преображаться. Город стал красивым, ухоженным. Вот в этом году, к сожалению, я не увидел того количества цветов, которое было при Шайдерове. Возле памятника в центре, где мадам у нас – там же был цветник. В Комсомольском парке – тоже. И вообще везде, где были цветники, их не стало. - Чтобы бы вам хотелось изменить в Феодосии? - Мне бы хотелось, чтобы больше обратили внимания не на торговлю, а на промышленность. Я не говорю – танки выпускать. Мясокомбинат нужен? Нужен. Молочный завод, табачная фабрика. Такая промышленность должна быть, это даст людям возможность работать. Дальше базар – неуправляемый. Посредники управляют и регулируют цены. Сколько хотят, столько и устанавливают. То есть, государство и местная власть не влияют на ценовую политику. Надо обратить на это внимание. Почему в Китае, там тоже рынок есть, могут все контролировать? Там сказали «крупа такая-то – от стольки до стольки, шерстяные изделия – столько-то». Надо, чтобы были ценовые ограничения. А у нас вакханалия, кто кого, как говорится, обманет, тот и разживется.
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой! И нажми Ctrl+Enter




Эта новость опубликована больше недели назад. Комментарии отключены.
Комментарии (0):